Posted by : Anton Samsonov среда, 9 февраля 2022 г.

 


В эту субботу определится представитель Эстонии на конкурсе Евровидение-2022, который пройдет в этом году в итальянском Турине. 10 счастливчиков прошли через сито четвертьфиналов и полуфиналов и готовы к решительному и последнему сражению.

За 13 лет существования отбора в формате конкурса Eesti Laul Эстония с завидным постоянством попадала в финал, пропустив лишь несколько. В этом году расширение списка привело к появлению четвертьфиналов, но сокращению песен в финале – их снова 10. Если подходить к списку финалистов исходя из истории, то здесь мы увидим, что конкурс практически перестал давать новые имена – всего один участник не участвовал ранее в финале Eesti Laul. А некоторые ветераны могут похвастаться десятком участий. И это происходит в то время, когда на отборах Швеции и Норвегии активно проталкивают молодежь, а почетных пенсионеров отправляют на заслуженный отдых в рамках 7-го места полуфинала Мелодифестивалена. То же, кстати, можно сказать и про хозяев конкурса – итальянцев – состав Сан-Ремо в этом году был весьма разношёрстный, пусть и откровенно слабый. Именно на этом фоне эстонский отбор здорово переигрывает многих соседей

В отборе Финляндии в этом году, который своим названием дает понять что ведется поиск новой музыки, в фаворитах ходит известный лет пятнадцать назад коллектив The Rasmus. Очень часто, звезды прошлого приезжают на конкурс и остаются ни с чем, так как момент славы давно прошёл. В Латвии в рамках отбора Supernova, все настолько супер и настолько новое, что фаворитом является двукратная финалистка Евровидения Амината Савадого. Её тоже ничему не научил прошлый опыт латышских участий, в результате которых страна за последние пять лет дважды оставалась последней в полуфинале. В Литве абсолютным лидером отбора можно считать певицу Монику Лю с песней «Чувства» на литовском языке. По словам главы делегации Литвы, в случае победы на отборе песню не будут переводить на английский и она станет первой песней на литературном литовском языке с 1994 года (в 1999-м году песня исполнялась на самогитианском диалекте и со свистом провалилась). При этом «Милая колыбельная» Овидиуса Вышняускаса не просто заняла тогда последнее место, а еще и не набрала ни одного балла.

Но вернемся в Эстонию.

Во вторник, 8 февраля, был обнародован порядок выступления финалистов. И он вызывает настолько серьезные вопросы, что, кажется, что генпродюсер отбора Томи Рахула пользуется для оценки шансов песен какими-то странными критериями.

Ни для кого не секрет, что все нормальные, адекватные люди, обращают внимание на Евровидение примерно к середине апреля, когда все списки участников сформированы, а ревампы песен обнародованы. Именно в это время включается механизм ставок и он, в определенных случаях меняет расклад сил. Репетиции конкурса вносят еще большие изменения. Говоря о букмекерах стоит помнить, что за последние 14 лет они ошибались глобально всего лишь один раз – с Россией в 2016-м году, когда победила Украина. Еще трижды фаворит устанавливался ближе к финальному концерту или в процессе репетиций – так было с Азербайджаном в 2011-м, Португалией в 2017-м и Италией в 2021-м. Так что, ставки букмекеров на 8 февраля, дающие победу Италии – не совсем серьезны, учитывая, что известны всего 9 песен. К ночи с 12 на 13 февраля песен станет больше – будут известны, помимо эстонской заявки, представители Латвии, Литвы и Украины.

Возвращаясь к ставкам, кажется, что Томи Рахула расставил песни аккуратно по принципу – фаворита в слабый угол. Причем слабого фаворита. Разумеется, речь о Стефане Айрапетяне, который представил в четвертьфинале американизированный хит в духе Дикого Запада, но в силу весьма скромной харизмы смотрелся на сцене Saku Suurhall весьма бледно. Это не помешало ему оказаться в финале и укрепиться на первом месте у букмекеров. Но не стоит забывать – букмекерские ставки в период отборов – удел фанатов Евровидения, которые, на выходе в мае не составят и 10 процентов общего результата.

Окружать Стефана в финале, а переводя на человеческий язык, выступать пушечным мясом, будут единственные дебютанты финала Minimal Wind и шведская бабушка, которая не смогла реализовать себя на родине Салин, уже представлявшая Эстонию в 2002-м году. И если ламповый балладный саунд дебютантов хотя бы пытается выглядеть оригинально, то песня от Больших Девочек Кайре и Дагмар, к сожалению звучит вторично и дико напоминает по гармонии и мелодии припева песню Айры Лоско из Мальты на Евровидении-2016. Добавлю сюда тот факт, что Кайре и Дагмар были у Лоско на бэк-вокале в далеком 2002-м году (замкнутый круг какой-то). И у Салин тоже.

Открывать конкурсную программу будет Элина Нечаева, которая уже успела потрясти всех грандиозным падением с почти пятиметровой высоты и идеальным приземлением. Правда, вокал после этого конфуза был не на высоте. Но это неудивительно. Еще более удивительным остается тот факт, что Нечаеву просто сбросили на первый стартовый номер вместо той же Салин или Элизы Кольк. Скорее всего для того, чтобы две подряд песни Свена Лыхмуса не выступали под последними номерами. Хватит и одной, но о ней позже.

У Андрея Зевакина, дуэту которого с Грете Пайя, достался второй порядковый номер, это уже третье участие. Стоит похвалить настойчивость и старание, однако его сексуальный шепот, простите, вокал, оказался вживую слишком глухим и плоским. Грете спасала ситуацию как могла, но номер не смотрелся и не слушался. Их попадание в финал можно считать прямым следствием «народной любви», о которой я еще вспомню сегодня не раз.

Яагуп Туйск после филигранного исполнения своей песни и попадания в финал через первую четверку улетел у букмекеров на девятое место. Видимо, по этой причине, его и бросили на расстрельный третий номер. Музыкально лучшая песня всего Eesti Laul этого года будет слишком зависеть от неудачного порядкового номера.

Разбавлять баллады, которые, по идее, просто обязаны оказаться в суперфинале (обе) поручено еще одной штампованной поп-песне от Элизы Кольк. По милости коронавируса увидеть номер и услышать живой вокал в полуфинале не удалось. Однако, зрители постарались и средняя танцевалка, совершенно не свойственная эстонской поп-культуре, копирующая всех последний представителей Кипра на Евровидении, оказалась таки в финале. Где и потонет, проглоченная двумя супербалладами.

Отть Лепланд выдал сложнейшую с вокальной точки зрения балладу, в которой практически не прибегает к помощи бэк-вокала. При этом живьем он звучит намного увереннее – студийная версия из клипа звучала немного суховато и «бронхитно». В четверг на полуфинале этого не было, что определенно вселяет надежды. Вне сомнений – Лепланд обязан выиграть и Eesti Laul и, по хорошему жюри-голосование Евровидения. Зрители тоже не должны его проигнорировать.

После баллады наступает очередь «заслуженного» артиста конкурса Стига Рясты. Этот человек, что называется, который год оказывается в финале и даже супер-финале, причем исключительно из-за «любви народной». И если молодому Зевакину это простительно, то Стиг каждый год показывает исключительно проходной и типичный репертуар. Добавим сюда весьма слабый вокал и невразумительную харизму. А ведь это номер, где следует давить на обаяние, а не на магнитный подвешиватель тела. Порой кажется, что Стига постоянно протаскивают до финала из жалости в силу его проблем со здоровьем. Так было и 4 года назад, когда победила Нечаева. Но сейчас эта ситуация окончательно уплывает из под контроля – ведь Interstellar это практически Storm 2.0, просто доработанный. Но у Виктора Кроне была и харизма и лукавая улыбка, а Стиг смотрит рыбьими глазами в камеру и умоляет – «Ну проголосуйте за меня». Опасаюсь, что это не прекратится и тогда, когда Ряста не будет иметь возможности выйти на сцену, не вытащив за собой аппарат для гемодиализа.

Последний номер «по блату» улетел бэнду Свена Лыхмуса, которому уже давно сто лет в обед. Считать их дебютантами странно – так как группе много лет и всех артистов знают как облупленных. Их синтипоп произведение либо должно покромсать немного Салин, либо же наоборот – подвытащить её.

Сложно сказать – кому достанется приз в этом году. Многие конкурсанты отсеялись на уровне четвертьфиналов. Среди них большинство – молодые артисты, но встречались и пролеты «тёртых калачей» вроде группы Traffic или певицы Ариадне. Последняя вовсе, будучи изначально креатурой Томи и Ани Рахула должна была, да нет, обязана была пролезать до финала без мыла. Но тут конспиративный план дал течь и средняя песенка Ариадне осталась в четвертьфинале. Там же остался и Яан Тятте-младший иронический посыл которого просто никто не понял (но это была первая на моей памяти песня Eesti Laul со словом «эякуляция» в тексте). В полуфиналах обиднее всего именно за новичков – ведь Кайю Кесслер выводило в финал жюри. Из старичков – Эвелин Самуэль, пусть и с почти точной копией атмосферы своей песни с Евровидения-1999, всяко смотрелась и звучала намного лучше той же Салин.

Жребий же, подготовленный под победу Стефана, так и намекает, что песню стараются выбрать, чтобы ни в коем случае не победить. Это при том, что оба постковидных отбора отличались многообразием жанров и высоким качеством материала. Однако, по сравнению с прошлыми годами, в 2022-м все крайне ровно и, словно выдрессированное. Очевидного фирменного эстонского стеба вроде прошлогодних Redel в отборе не было. Отсутствовал как класс фолк – но в эру Рахулы его значимость резко рухнула. Резко упал объем джазового материала. 12-го февраля станет эпичным пиршеством электронной поп-музыки, пусть и местами весьма сильной.

Сложно сказать чего ждать от конкурса в этой ситуации. Понятно, что прогнозируемая победа Стефана может поставить крест на амбициях на финал. Кто поверит в нехаризматичного армянина-ковбоя от Эстонии на Евровидении? Это при том, что в финале полно аутентичного материала, способного на гораздо большее. Тем интереснее будет смотреть на этот поединок, уже в субботу, 12-го февраля. Следите за развитием событий.

Leave a Reply

Subscribe to Posts | Subscribe to Comments

ESCRUS Radio

Трансляция возобновлена! 5 сентября - 15.00 - Worldbeat 220 - Трансляция из Лиссабона

Архив

2011-2015